Легендарный командующий ВДВ

Автор: Маргелов Александр Рубрики: Судьба Опубликовано: 10-06-2009

Александр Васильевич Маргелов родился 21 октября 1945 года в городе Кишиневе Молдавской ССР. В 1970 году закончил Московский авиационный институт име ни Серго Орджоникидзе и остался рабо тать инженером в Центральном конст рукторском бюро экспериментального ма шиностроения (ЦКБЭМ) в подмосковном Калининграде (ныне г. Королев), где он го товил и защищал дипломную работу. Через год с небольшим добровольно вступил в ря ды Вооруженных Сил — в ВДВ. Службу проходил в Научно техническом комите те Воздушно десантных войск с 1971 по 1980 г. За это время закончил Воздушно десантное училище экстерном и Военную академию бронетанковых войск (ФРИС). Имеет 145 прыжков с парашютом, явля ется мировым рекордсменом по десанти рованию вместе с боевой техникой, совер шив два полета внутри БМД и один — сов местно с БМД. Сейчас Герой России, кавалер орденов Красного Знамени и Крас ной Звезды, полковник запаса Александр Васильевич Маргелов работает на Феде ральном государственном универсальном предприятии «Рособоронэкспорт».

В простой русской семье в г. Екатери нославе 27 декабря 1908 года (по ста рому стилю) родился сын Василий, буду щий Герой Советского Союза, генерал армии Маргелов Василий Филиппович.

Его детство, как и у всех детей того периода, было трудным. С 13 лет пошел работать на шахту коногоном — толкал вагонетки с углем. Мечтал он выучиться на горного инженера, но по путевке ком сомола был направлен в Рабоче Кресть янскую Красную Армию из родных Кос тюковичей Могилевской области в Бело руссии, где он жил вместе с родителями.

В 1928 году Василий Маргелов посту пает в Объединенную белорусскую воен ную школу имени ЦИК БССР в Минске, после успешного окончания которой его назначают командиром пулеметного взвода 99 го стрелкового полка 33 ей стрелковой дивизии. С первых же дней службы начальники оценили способнос ти молодого командира, его умение рабо тать с людьми, передавать им свои зна ния. В 1931 году он назначается на долж ность командира взвода полковой шко лы, а в январе 1932 года — командиром взвода в свое родное училище. Препода вал тактику, огневую и физическую под готовку. Прошел должности от команди ра взвода до командира роты. Был «мак симистом» № 1 (стрелком из пулемета системы «Максим»), прекрасно стрелял из других видов оружия, являлся «Воро шиловским стрелком».

В 1938 году он уже капитан (в то вре мя — первое звание старшего офицера), командир батальона 25 го стрелкового полка 8 й стрелковой дивизии Белорус ского военного округа, затем начальник разведки дивизии.

В этой должности Маргелов прини мал участие в освободительном походе в Западную Белоруссию. Как раз к этому периоду и относится первый эпизод из его богатой фронтовой биографии.

РазведуправлениеБелорусского фронта получило указание из Москвы «добыть» у «союзников» новый противо газ. Задание было очень ответственное — от разведчиков требовалось «сработать чисто», не оставляя следов, а времени на подготовку операции практически не от водилось. После обсуждения кандидату ры для выполнения этой сложной задачи выбор пал на капитана Маргелова.

«Капитан, или грудь в крестах, или голова в кустах, в общем, задача вам ясна, приступить к выполнению немед ленно», — приказал командир дивизии после доведения до начальника разведки своей дивизии указания из штаба армии, хотя понимал смертельную опасность и большую ответственность, неожиданно выпавшую на долю уважаемого им моло дого командира. Поскольку времени на подготовку к выполнению задания не было и, зная о том, что к немцам собира ются выезжать начальник штаба и на чальник особого отдела дивизии, отец, тщательно все продумав, доложил ко мандиру дивизии свое решение: «Прошу разрешить выполнение задания мне лич но. Я мог бы отправиться вместе с на чальниками в расположение немецких войск для раздела территории, а там — действую по обстановке. Одновременно в своем батальоне ставлю задачу подчи ненным по отработке операции».

Командир дивизии внимательно по смотрел в глаза капитану и, не заметив ни тени сомнения, пожал ему руку и прика зал готовиться в путь. «Машина через полчаса, о вашем задании начальники будут знать, но помочь — не помогут. Вся ответственность — на вас. Удачи, капи тан. Я буду ждать вашего возвращения, но если попадетесь немцам, рассчиты вайте только на себя». Капитан лихо ко зырнул и отправился в штаб разведбата льона ставить боевую задачу. Через пол часа он и его спутники были в пути. Наконец, они приехали на место. Пере говоры продолжались не один день, всё шло по намеченному плану. Появилась закуска, выпивка.

Все это время разведчик незаметно наблюдал за тем, что происходит вокруг. Вдруг он заметил, как мимо открытойиз-зажары двери во двор прошли два немец ких солдата с нужными ему противогаза ми. Притворясь слегка пьяным и изобра зив смущенную улыбку, отец попросил разрешения у начальника штаба выйти «до ветра». Присутствующие заулыба лись, отпуская шутки в адрес «слабака», но позволили ему идти. Изображая не твердую походку, капитан, зорко огляды ваясь по сторонам, направился в сторону походного нужника, где заметил «своих» немцев. Один из них как раз входил во внутрь, другой стоял рядом. Отец, пока чиваясь и улыбаясь, подошел к немцу и, как бы не удержав равновесия, упал в его сторону… ножом вперед. Срезав проти вогаз, он, прикрываясь убитым, ввалился к его приятелю. Там отец быстро покон чил и с ним… Трупы сбросил в отхожее место и, убедившись, что они затонули, вышел наружу. Забрав оба противогаза, он незаметно добрался до своей машины, где надежно их спрятал.

Вернувшись к «столу переговоров», он выпил свой стакан водки. Наши ко мандиры, поняв, что разведчик свое дело выполнил, стали прощаться. Вскоре они уже катили обратно. За окнами машины быстро проносились деревья, впереди — речушка. Машина въезжает на мост, и вдруг… взрыв. Когда отец пришел в се бя, он почувствовал острую боль в облас ти переносицы и левой щеки. Провел ру кой- кровь. Огляделся: все убиты, ма шина в воде, мост разрушен.

 — Ясно — подорвались на мине, — подумал отец.

И тут он увидел, как из леса по на правлению к машине скачут всадники, которые сходу начали стрелять в его сто рону. Отец, превозмогая боль, достал свой «маузер» и стал отстреливаться. Вот он сбил одного всадника, затем — следу ющего… Кровь заливала глаза, мешала вести прицельную стрельбу. И тут нем цы, услышав выстрелы, пришли на по мощь. Отбив атаку, они взяли русского капитана с собой, отвезли его в госпи таль, где немецкий хирург сделал ему операцию на переносице. Шрам же на левой щеке остался памятью тех дней на всю жизнь… Когда нем цы привезли его, окровавленно го, в бинтах, в расположение на шей дивизии, он сразу попал в руки НКВД. Вопросы были как раз по случаю: «Почему один остался живой? Почему привез ли немцы? Почему они опериро вали тебя, капитан?» После это го — трое суток томительного ожидания в подвале, пока по его показаниям сотрудники НКВД не извлекли из отхожего места трупы убитых отцом двух немец ких солдат с обрезанным креплением противогазов и не убедились, что пули в телах убитых нападавших всадников были выпущены из его «маузера». Осво бождая егоиз-подстражи, старший «опер» в звании старшего лейтенанта молвил: 

— Иди, капитан. На сей раз, считай, тебе повезло.

Никакой благодарности от командо вания он не получил, но зато на всю свою жизнь запомнил, с какой огромной радо стью и благодарностью встречали воинов Красной Армии жители городов и сел этого края, и это было для него главной наградой. 

В годы советско финляндской вой ны в 1939 1940 гг. Маргелов — командир Отдельного разведывательного лыжного батальона 122 й дивизии. Его батальон совершал дерзкие рейды по тылам про тивника, устраивал засады, нанося про тивнику большой урон. Во время одного из рейдов он взял в плен офицеров швед ского Генерального штаба.

«Проникнуть в тыл противника было крайне сложно — белофинны были пре восходными солдатами», — вспоминал отец. Он всегда уважал достойного про тивника, а одиночную подготовку фин ских бойцов ценил особенно высоко.

В его батальоне были выпускники спортивных институтов из Ленинграда и Москвы, отличные спортсмены лыж ники. Однажды, углубившись на фин скую территорию километров на десять, они обнаружили свежую лыжню против ника. 

— Устроим засаду, — объявил свое решение отец, — надо взять в плен не сколько человек, желательно офицеров.

Возвращавшиеся по своей лыжне вражеские лыжники не заметили наших замаскировавшихся бойцов и попали под их шквальный огонь. В ходе короткого, но яростного боя отец успел разглядеть, что у некоторых солдат и офицеров странная форма, непохожая на финскую. Никто из наших бойцов не мог даже по думать, что здесь возможна встреча с сол датами нейтральной страны. «Раз не в на шей форме и вместе с финнами, зна чит — противник», — решил командир и приказал взять в плен, в первую оче редь, врагов, одетых в эту странную фор му. Были, к сожалению, и убитые с на шей стороны. Доставить их через линию фронта в расположение наших войск бы ло делом весьма сложным. Мало того, что пленных надо было тащить букваль, но на себе, нельзя было при этом допус тить, чтобы они замерзли. При стоявших тогда суровых морозах в условиях непо движности или даже малоподвижности, например, в случае тяжелого ранения, смерть наступала очень быстро. Линию фронта удалось преодолеть без потерь. В ходе боя шесть человек были взяты в плен, но не финны, а… шведы. Их сра зу отправили в Москву. Но это было поз же. Когда же добрались до своих, комбат опять получил «на всю катушку». Опять НКВД, опять допросы. В ходе допросов отец и узнал, кого он взял в плен — швед ских офицеров, изучавших возможность участия в войне на стороне Финляндии в составе шведского Экспедиционного добровольческого корпуса, уже прибыв шего в конце января — начале февраля на Кандалакшское направление. Приписа ли тогда комбатучто-товроде политической-близорукости, мол, «нейтралов» не распознал, не тех в плен взял, припомни ли оставление своих убитых на поле боя, в общем, не избежать бы ему скорого во енно полевого суда и, скорее всего, рас стрела, да командующий армией взял храброго командира под защиту. Боль шинство его бойцов и офицеров было на граждено орденами и медалями, только он остался без награды.

— Ничего, — шутил он, — зато Шве ция осталась нейтральной…

Гибель и пленение первого неболь шого воинского контингента, посланно го воевать против СССР, вызвали в Шве ции столь удручающий резонанс, что до самого конца конфликта шведское пра вительство не решилось послать в Фин ляндию ни одного своего воина. Только через кровь своих солдат шведы ещё раз пришли к выводу, что тра диционный нейтралитет по отно шению к Россиивсе-таки лучше, чем война.

Много раз лыжный батальон капитана Маргелова пересекал ли нию фронта и беспрерывными не делями выполнял боевые задачи в тылу противника. Даже ранения не могли заставить комбата поки нуть поле боя, оставить своих лыж ников десантников и вернуться к своим. И так до самого конца той войны… 

Великую Отечественную отец начал с первых дней и прошел её до конца, от майора до генерал майора: командо вал «дисциплинарниками», которые, ис кренне уважая и любя своего «Батю», прикрывали его своими телами при ар тобстреле. На Ленинградском и Волхов ском фронтах командовал Отдельным лыжным полком балтийских моряков, стрелковым полком, под Сталинградом, на рубеже реки Мышкова, ломал хребет танковым армиям Манштейна.

Будучи командиром дивизии, лично форсировал Днепр, с горсткой бойцов трое суток без отдыха и пищи удерживал занятую позицию, обеспечив переправу своей дивизии, неожиданным маневром с фланга заставил фашистов бежать из Херсона, за что и был удостоен звания Героя Советского Союза, а его дивизия получила почетное наименование «Хер сонская». Затем участвовал в освобожде нии Молдавии, Румынии, Болгарии, Югославии, Венгрии, Чехословакии, Ав стрии. 

Войну закончил 10 мая 1945 года бле стящим бескровным пленением трех от борных немецких дивизий СС: «Мертвая голова», «Великая Германия» и «1 я по лицейская дивизия СС». Все они участ вовали в операциях на Востоке. Тогда, 10 мая, когда наши солдаты победители вовсю поговаривали о скором отъезде на родину, генерал Маргелов получает бое вой приказ: на границе Австрии с Чехо словакией три дивизии СС и остатки дру гих подразделений, в том числе — «вла совцы», хотят сдаться американцам, необходимо взять их в плен, в случае со противления — уничтожить. За успешное проведение операции ему была обещана вторая Звезда Героя… Отдав боевой при каз, командир дивизии с несколькими офицерами на «виллисе» поехал прямо в расположение противника. Сопровож дала его батарея 76 мм пушек, вскоре к нему присоединился начальник штаба дивизии на другом «виллисе». Было у них по пулемету да по ящику гранат, не счи тая личного оружия. Прибыв на место, он приказал командиру батареи:

— Установить орудия прямой навод кой на штаб врага, и через 10 минут, если я не выйду, открыть огонь по штабу.

И неожиданно для своих и вражеских солдат громко приказал находящимся неподалеку эсэсовцам:

— Немедленно проведите меня к ва шим командирам, имею полномочия от вышестоящего командования на ведение переговоров. 

В штабе противника он потребовал немедленной безоговорочной капитуля ции, обещая взамен жизнь, а также сохра нить их награды. «В противном случае обещаю полное уничтожение с использо ванием всех огневых средств дивизии», — закончил он свою недолгую речь. Видя полную безнадежность своего положе ния, эсэсовские генералы вынуждены были пойти на капитуляцию, подчерк нув, что сдаются только такому дерзкому и боевому генералу. Принимая капитуля цию перед построившимися шеренгами солдатами и офицерами противника, ге нерал Маргелов вдруг услышал в их рядах выстрелы. «Неужели по мне стреляют», — успел он только подумать, как тут же уви дел выпадающих из строя офицеров эсэ совцев, которые, как оказалось, агитиро вали не сдаваться.

Никаких обещанных наград он не получил, но сознание того, что крупная победа одержана без единого выстрела и без единой потери, захвачены военные трофеи, да при этом сохранена жизнь не скольким тысячам человек, ещё вчера — врагов (более 32 тысяч личного состава со всей боевой техникой и вооружени ем), доставляло ему удовлетворение выс шего порядка, нежели любая, даже самая высокая награда. А потом была встреча с союзниками. На фотоснимках, храня щихся в семейном альбоме, сохранились некоторые из этих волнующих моментов. На одном из них — командир 11 ой аме риканской танковой дивизии бригадный генерал Деггер от имени своего началь ника, командира 12 корпуса генерал лей тенанта Лероя С. Эрвина, вручает коман дованию дивизии отца боевые награды США. Генерал Маргелов удостоился Ко мандорской степени ордена «Легион По чета» и медали «Бронзовая Звезда».

Храброму командиру дивизии, име ющему 12 Сталинских Благодарностей (ещё одну он получил ранее, не будучи командиром дивизии, так что всего три надцать!) была оказана высокая честь — командовать сводным полком 2 го Укра инского фронта на Параде Победы на Красной площади. В первой шеренге первого батальона твердо чеканили шаг десять лучших солдат и офицеров его 49 й гвардейской Херсонской Красно знаменной ордена Суворова стрелковой дивизии. 

Восемь ранений на фронтах, два из них — тяжелых. Его жена Анна Алексан дровна, военврач хирург, гвардии капи тан медицинской службы также прошла всю войну на передовой. Более трех ты сяч операций, из них две — самые памят ные и тяжелые, когда ей пришлось опе рировать мужа на поле боя. Много раз жизнь Маргелова висела на волоске не только во время схваток с врагами, но и в ходе следствий в НКВД.

После войны — Академия Генераль ного штаба, по окончании которой в воз расте почти 40 лет он без колебаний при нимает предложение Министра обороны стать командиром 76 й гвардейской Чер ниговской воздушно десантной дивизии (г. Псков). В 1950 году — командир 37 го воздушно десантного корпуса на Даль нем Востоке. С 1954 года — Командую щий Воздушно десантными войсками.

Под руководством В. Ф. Маргелова ВДВ качественно преобразились. Он по стоянно заботился о совершенствовании боевой выучки войск, исследовал воз можности их боевого применения в раз личных условиях современного боя и операциях. Благодаря его стараниям на вооружение поступили новые виды бое вой техники, отработаны новые системы и средства десантирования личного со става и техники войск. Только под его личную ответственность внедрено десан тирование воинов внутри боевых машин БМД 1 — «Кентавр» и «Реактавр».

Дело в том, что с поступлением на во оружение Воздушно десантных войск бо евых машин десантных — БМД 1, экипа жи (по 7 человек в каждой машине) вы прыгивали на парашютах вслед за своими боевыми машинами после выхода их из самолета. При десантировании же 2 3 ма шин экипажи рассеивались на расстоя нии до пяти километров от своих машин, а каждый член экипажа должен был най ти именно свою машину. В ходе учений войск с этимкак-томирились, хотя по стоянно проводилась большая работа по сокращению времени поиска машин по сле приземления и быстрейшего вступле ния их «в бой».

Кардинальный способ решения этой сложной задачи предложил Командую щий ВДВ генерал армии Маргелов Васи лий Филиппович. Сам прошедший тяже лыми дорогами нескольких войн, он пре красно понимал, что при таком разбросе десантников от своих машин боевая зада ча может оказаться невыполнимой — противник сможет успеть уничтожить большую часть десанта сразу после при земления, до того как десантники укро ются за броней и смогут открыть огонь по противнику, используя всю огневую мощь своих машин. Значит, остается единственный выход — десантировать экипажи внутри боевых машин. Такое десантирование исключало применение членами экипажей личных парашютов, так как в случае отказа грузовой пара шютной системы десантники не успеют покинуть машину, а других средств спа сения, например, катапультных устано вок, в машинах разместить было невоз можно ввиду их малого внутреннего объ ема. 

Дело было сложное, неизведанное, крайне рискованное… Надежность сис тем была в тысячу раз меньше, чем у людских парашютов. Но этот новый, революционный способ десантирования экипажей внутри БМД 1 резко повышал боеготовность войск и должен был быть внедрен в ВДВ как можно быстрее. Ко мандующему ВДВ пришлось долго объ яснять Министру обороны Маршалу Советского Союза А. А. Гречко и На чальнику Генерального штаба Маршалу Советского Союза В. Г. Куликову необ ходимость проведения эксперимента в интересах Воздушно десантных войск. При этом он настаивал на участии в экс перименте непременно офицеров, кото рые смогут в дальнейшем передавать свой опыт в войсках. Наконец, маршал Гречко согласился. «Кто будет десанти роваться?» — спросил он. Командую щий Маргелов сделал шаг вперед и про сто сказал: «Я». Тут уж Гречко не выдер жал и, в соответствующих выражениях, которые позволяло их давнее взаимопонимание и уважение, категорически отказал отцу. «В таком случае — один из мо их сыновей, их у меня пятеро и, кстати, Александр служит в Научно техническом коми тете ВДВ и как раз занимает ся этими вопросами». Маршал Куликов поддержал его, ска зав, что первыми десантиро ваться должны обязательно офицеры, которые в дальней шем будут готовить штатные экипажи, передавая им свой опыт.

На вопрос Гречко, почему все-такисын, Командующий ответил, что лично несет всю ответственность и отвечает го ловой за исход эксперимента. А посколь ку дело новое и очень рискованное, где все может случиться, он не хотел бы ви деть слез матерей, оплакивающих своих погибших детей. Как он перенес тяжесть ответственности за дело и жизнь сына, видно из того, что в ходе последующего эксперимента он держал в кармане пис толет, заряженный одним патроном…

5 января 1973 года экипаж комплекса «Кентавр 1» в составе подполковника Ле онида Зуева и старшего лейтенанта Алек сандра Маргелова впервые в мировой и отечественной практике десантировался внутри БМД 1 без личных парашютов в системе «Кентавр», имеющей пять гру зовых парашютов (площадью по 760 кв. м; скорость снижения 5 6 м/сек) и тяжелую платформу под днищем боевой машины. 23 января 1976 года после длительных из нурительных испытаний и доводок ком плекс десантирования БМД 1 на пара шютно реактивной системе «Реактавр» (один грузовой парашют площадью всего в 540 кв. м, плюс блок двигателей мягкой посадки, срабатывающих у самой земли; скорость снижения — до 25 м/сек), также с двумя членами экипажа — майором Александром Маргеловым и подполков ником Леонидом Щербаковым, десанти ровался опять же впервые в мировой и отечественной практике. Этим новым экспериментом была доказана практичес кая возможность человеческого организма не просто выдержать такого рода десанти рование и возникающие при этом пере грузки (до 20 25 единиц!), но и успешно вести боевые действия после приземле ния. Члены экипажа были представлены к званию Герой Советского Союза, но по независящим от них обстоятельствам только через двадцать лет получили свои звезды Героев Российской Федерации.

После этих экспериментов, массовое применение которых планируется только в боевых условиях (не дай Бог!), в ходе боевой учебы и в показательных целях в подобных системах десантировались более сотни воинов десантников.

Без преувеличения можно сказать, что при Командующем Маргелове со вершен настоящий переворот в теории и практике применения воздушно-десантных частей, ВДВ стали ведущими в системе Вооруженных Сил СССР. Ге нерал армии В. Ф. Маргелов — лауреат Государственной премии СССР, канди дат военных наук.

Генералу Маргелову не дали встре тить 50 летие войск на посту командую щего ВДВ — началась афганская эпопея, а у него были свои взгляды на примене ние частей ВДВ как в тактическом, так и в стратегическом плане, отличные от планов тогдашнего руководства минис терства обороны. С января 1979 года ге нерал армии В. Ф. Маргелов продолжил службу в Генеральной инспекции при Министерстве Обороны, курируя Воз душно десантные войска.

Известные события последних лет, искажения принципов долгожданной пе рестройки болью отозвались в сердце па триота — 4 марта 1990 года его не стало. Но память о нем и сейчас живет в Воз душно десантных войсках, в сердцах ве теранов Великой Отечественной войны, всех знавших и любивших его людей. Он является Почетным Солдатом одной из частей гвардейской Черниговской воз душно десантной дивизии. Его именем названы улицы и площади в Омске, Пскове, Туле, Улан Удэ, Витебске, Ряза ни. Рязанское Воздушно десантное учи лище также носит его имя, напоминаю щее патриотам России о чести и славе. Памятники ему установлены в Москве (Новодевичье кладбище), Рязани, Ом ске, Пскове, Туле, Днепропетровске, Львове, Костюковичах, немало молодеж ных и патриотических организаций на звано его именем, дом в Москве, где он жил последние двадцать лет, украшает посвященная ему мемориальная доска.

Социальные сети