Вывод войск и нашего батальона

Автор: Раченков Евгений Рубрики: Афганистан Опубликовано: 10-06-2009

«…Нам не хватало воздуха на горных перевалах,

Мечтали о воде мы в пустыне Регистан,

Кричали мы от боли на койках медсанбатов,

И все-таки по-доброму мы помним наш Афган… »

Голубые Береты, «Пароль Афган».

Восемнадцатой годовщине вывода войск из Афганистана посвящаю.

Вывод войск и нашего батальона.

Осень 1988 года. Вот он, долгожданный приказ об увольнении в запас ДМБ-88. Напечатан в газете и торжественно зачитан. Дембеля в нетерпении — скорее бы домой! Но здесь их ждал большой облом. Наступил 1989 год, выпал снег. Раньше зим таких, говорят, давно не было. Дембелей сняли с нарядов, ждут. Но домой так и не отправляют, они уже не знают, что и думать.

— Когда дембель? Дембель давай! — Нервно ходит по модулю и кричит мл.с-тСаня Кацубенко.

Дембельс-тГалецкий вздыхает, печально поправляя висящую на вешалке, под марлей, дембельскую, отглаженную, начесанную шинель. Дембеля в ожидании чуда. Вот уже Рождество — тишина. Дембель в опасности.

— Так с нами будете выводиться, до Союза, а там в Термезе на поезд, и домой, — шутят сержанты.

— Ну, вот и началась дембельская отправка. Всем дембелям готовиться. Завтра в 8.00 построение на плацу. Сообщил ст. прапорщик Федчук.

Дембеля радостно засобирались. Мы готовились в наряд. За подготовкой прошло время.

— Всего хорошего, дембеля, счастливо, доехать домой вам быстрее! — прощаюсь заранее, завтра в это время буду на посту. — Не смогу вас проводить, — говорю я им.

— Служи Жека, как дед служил. В Союзе тебе ещё год служить, — таким было напутствие мл. сержанта Кацубенко Александра.

— Буду служить, Родину защищать, оэртэбэ не опозорю, гуляй, спи спокойно на дембеле. Твоя замена на страже, ты под надежной защитой!!! — улыбаясь, ответил я.

11.01.1989года был уволен в запас призыв «осень» ДМБ-88.

Наша рота стояла в карауле. Готовились его сдавать, когда получили радостную новость: завтра ВЫВОД!

Большая часть нашего батальона выводилась по воздуху на Ил-76, военная техника своим ходом. Долго готовились: ремонтировали БТРы, грузовой транспорт, совершали километровые марши. Козлов С. с моего второго взвода постоянно готовил свой «Урал», также делали и все водилы нашей роты. Некоторые машины не выдерживали, ломались. Ремонтировали, искали детали. В общем, подготовка полным ходом.

Сегодня нам объявили, что завтра ВЫВОД нашего1996-гоортб (отд. радиотехнический батальон — прим. ред.) из Кабула. Вечером никто не спал. Всю ночь не могли уснуть, праздновали. Все готовились к выводу.

Королев Эдик готовил свои сапоги. Начищал, поправлял шнурки на десантных сапогах. А мы с Дарочкиным Андреем в каптерке наглаживали свои бушлаты и хэбэшки и мечтали. Андрей мечтал, что, наконец то, сможет увидеть свою жену, своего ребенка, он родился летом 1988 г. Он ещё не знал, что в Ашхабаде получит отпуск, приедет домой и загуляет почти на месяц. Потом отмажется коньяком и медицинской справкой. Писал мне Казак Леонид.

13.01.89года — ВЫВОД. Утром сборы, суета в модуле. После завтрака мы построились на плацу, те, кто не выводил технику. Там торжественно был спущен красный флаг СССР,1996-йортб прекратил свое существование на афганской земле.

Прошли через КПП. На улице рядом с КП стояли и курили аскеры дружественной армии. Среди них были наши знакомые Джали и Даруб. Печально они провожали взглядом строй советских воинов. Они должны были дембельнутся, отслужили четыре года. Вместо этого их задержали до неизвестных времен. Уходили шурави, а вместе с нами спокойная жизнь афганского народа, военных и гражданских. Теперь «зеленым» самим придется защищать молодую республику и себя. Сколько им придется перенести всего позднее! Но мы этого ещё тогда не знали. Думали, что все кончается…

Проходим в строю мимо них. Даруб смотрит, встречаемся взглядом, он узнал нас. Я махнул ему рукой, привлек внимание.

— Салам, Даруб! Не поминай лихом! — крикнул я.

— Салам, бачи! — крикнул он нам.

— Все, уходим! — крикнул Сергей Гуцал.

— Вот так выводят наш батальон! — сказал Осадчий Владимир.

Ведь мы служили бок о бок столько времени!

Джали повернулся заходить.

— Джали, вешайся! — гоготнул довольно Ждан.

Строй весело заржал.

— Джали, вешайся! — подхватили все.

— Вешайся, Джали! — кричала вся рота. Проходя, все смеялись и смотрели на него.

— Калабаху бакшиш хочешь — подойди к Ждану, — подзадорил я строй.

— Иди сюда. Щас отвешу на прощанье, — звал Ждан. И махал своей огромной калабаходарящей рукой.

Джали, опозоренный, мерзкий, г…нистый аскер, пулей залетел на КП. На всю жизнь запомнит он вывод войск.

Проследовали с пересылки через КПП на гражданский кабульский аэродром. Дежурный по КПП поднял шлагбаум, провожая нас взглядом. Ему ещё месяц оставаться здесь. Перед посадкой было время. Ждали, когда дадут посадку«Боингу-707». Сбегали на пересылку, отоварили оставшиеся чеки, там ещё работал магазин. А, как известно, в Союзе чеки не нужны.

Вот он, нашИл-76. Посадка. Отрываемся от бетонки. Взлетаем, все смотрим в иллюминатор на отстреливаемые ракеты, на горы, на Кабул. В душе тревога. Вдругкакой-нибудьдушара на прощанье выстрелит «Стингером»? Не хотелось бы остаться здесь навсегда. Но все обошлось, благополучно, летим.

Совершили посадку в Термезе. Открывается люк, сходим по трапу самолета на советскую землю. Смотрим, а нас встречает духовой оркестр! Играет музыка! Нам вручили подарки, Пластинки — песни Афгана, альбом назывался «Время выбрало нас», «Стихи и песни об Афгане».

Таможенники произвели досмотр:

— Оружие, наркотики есть?

— Нет, ответили мы.

— Ну, тогда все свободны, — сказал таможенник.

А кое у кого в карманахкое-что осталось.

Расположились в палаточном лагере, где пробыли несколько дней. Начали продаватьафганско-китайскиевещи. Кстати, в Афганистане я узнал, какое качество у маде ин чина!!! Помню, купили в Термезе большой арбуз за три рубля и несколько бутылок самогона на свою толпу нашего призыва, водки не было, действовал сухой закон. Отметили вывод. Ждали технику, свои колонны, которым идти из Кабула до Термеза, если все нормально,где-точетыре дня. А было почти нормально: были обстреляны колонны, но не прицельно. Одна машина загорелась, другая сломалась. Пришлось их сбросить в пропасть. Серега Козлов немного обгорел, но ничего, зато жив остался. Служил с нами в Чимкенте. В палатках время шло медленно, отдыхали, ждали, слонялись, ничего не делая, целыми днями.

Вотвсе-такидали команду прибыть на ж/д вокзал для дальнейшего следования. Ещё ждали, когда нам вышлет командование денежный перевод. Получили союзные деньги — семь рублей, маловато после 21 чека. Тут же на почте Термеза первым делом — телеграмма домой: «Вышел в союз. Все в порядке!» У Королева Эдика были родственники в Термезе, до поезда было часов пять. Его с Дарочкиным Андреем отпустили на пару часов. Там они смогли позвонить, пообщаться со своими родными, потом вернулись к нам. А дальше поезд Термез-Ташкент.

В Ташкенте сфотографировались на память. Фотограф клялся, что вышлет фото домой. С большим недоверием согласились. Но он свое слово сдержал. Обрадовались родители, получая наши фотки.

— Давайте выпьем пива, — предложил Королев Эдик.

Стали искать пивную,кое-какнашли, далековато, правда, от ж/д вокзала.

Это пиво обладало нашим, Союзным вкусом! Светлое, прозрачное, разбодяженное водой по самое не могу. Это вам не баночное чешское пиво!

Попили пивка! Чуть не опоздали на поезд. Бегом на вокзал, смотрим — наша рота стоит, нас ждет.

— Вы где были? — спросил старший прапорщик Федчук. — Я думал, что вас повязал патруль. — Ташкентский военный патруль был очень строгий.

— Где вы пиво нашли? — в поезде все завистливо спрашивали.

Вот так благополучно добрались до Чимкента. Батальон должен сосредоточиться в пригороде Чимкента, в Самсоновке. В этом городе готовили ПВО специально для Афгана, многие солдаты и офицеры были из Чимкента. В частности, старший лейтенант Лембас Сергей, рядовой Гуцал Сергей, родом из Молдавии, Балдин Владимир, Петров К. и многие другие.

Далее батальон должен был следовать в Ашхабад, но частично расформировались в Чимкенте. Мне предложили остаться в Чимкенте, что я и сделал.Все-таки, рядом с домом в Казахстане. Друг друга не забыли, долго переписывались с друзьями в Ашхабаде.

Так началась моя «союзная» служба. Служили с друзьями из Кабула. Я служил в бригаде ПВО,1-йбатальон,1-ярота, командир отделения планшетистов. Служил вместе с Козловым С., Николаенко Н. — мы из Кабула. Дубина (Дубинка) Валерий, Бабин Василий, Кобзев Игорь — из баграмской радиолокационной роты, Сударьков Виталий, Куршев Александр — из Кандагарской роты, а также Шиндантской, Джелалабадской радиолокационных рот. Это мой призыв, кого помню. Здесь я познакомился с новыми друзьями, в том числе и с Германом Игорем. Поддерживаю связь с ним и по сей день.

Потом приезжали родители, была командировка в мой родной город за призывниками, присвоение звания сержант, долгожданный дембель и ещё много всего. Но это уже другая история.

Согласно приказу N341 МО СССР Язова Д. Т. уволен в запас 22.11.1989года — ДМБ 89.

Социальные сети