Незаданные вопросы по делу Виктора Бута

Автор: Померанцева Надежда Рубрики: Африка Опубликовано: 16-07-2011

В деле Виктора Бута появляется все больше вопросов без ответов. С 2008 года, когда россиянин был арестован в результате акции американских спецслужб в Бангкоке, никто так и не обозначил, откуда у россиянина, которого в прессе прозвали «оружейным бароном», был доступ к вооружениям и чье именно оружие он продавал.

Или перевозил? Это центральный вопрос дела Бута — действительно ли он был только посредником, обеспечивающим логистику и доставку, или же сам выкупал оружие у производителей с целью дальнейшей перепродажи. И где остальные участники этой схемы — владельцы оружия и потенциальные покупатели? По логике, если именно эти ружья убивают мирное население в политически нестабильных странах, на процесс как минимум должны быть доставлены обе стороны: покупатель и продавец. Однако с момента возбуждения дела ни о тех, ни о других официально не объявлялось.

Интересно и то, что Виктору Буту, которому удалось создать самую крупную частную логистическую компанию на африканском континенте, приписывалось и влияние на внутреннюю политику в тех странах, куда он осуществлял свои поставки.

Таким образом, выявляется еще один возможный мотив деятельности Бута — получить влияние в конкретных странах. Это выглядело бы вполне логично, если бы у него был еще один бизнес или концессия, сохранность которой гарантировал бы действующий политический режим конкретной страны, но данных о том, что он вел иную деятельность, кроме как авиаперевозки, в деле Бута заявлено не было.

Между тем, если исходить из фактов, то уже после первой резолюции Совета безопасности ООН в 2000 году на бизнес Виктора Бута накладывается эмбарго, и он был вынужден прекратить предпринимательскую деятельность в сфере авиаперевозок и вернуться в Россию. После первой резолюции ООН фамилия Бута всплывала еще в двух документах — отчетах общественной организации по защите прав человека Amnesty International в 2005–2006 годах и документах Госдепартамента США. Все это происходит уже в тот момент, когда формально никакого бизнеса у Бута нет — самолеты проданы, а его авиакомпания Centrafrican Airlines — ликвидирована.

В сухом остатке на сегодня: Виктор Бут обвиняется прокуратурой США по четырем пунктам — сговоры с целью убийства американцев, с целью убийства американских должностных лиц, с целью продажи оружия и поддержки терроризма через сотрудничество с организацией «Революционные вооруженные силы Колумбии», которая входит в список организаций, причисляемых Вашингтоном к террористическим, что делает Виктора Бута как минимум соучастником названной организации.

Однако согласно обнародованным в прессе данным со стороны американского обвинения, речь идет именно о доставке переносных зенитных ракетных комплексов (ПЗРК) и автоматов АК-47. О том, кто является первоначальным продавцом-изготовителем оружия, также нет никаких известий.

Кроме того, несмотря на обвинения в сотрудничестве с радикальными исламскими движениями «Талибан» и «Аль-Каида», представители последних до сих пор официально не подтвердили отношение российского предпринимателя к поставкам оружия, хотя на другие темы представители исламистов высказываются регулярно. Выходит, что как бы абсурдно это ни звучало, но в деле Бута нет ни продавцов, ни покупателей.

При этом за годы работы на африканском континенте в качестве крупного перевозчика Виктор Бут был связан с большим количеством партнеров. Удивительно, но ни один из них не получил вызова в американскую прокуратуру в качестве свидетеля, хотя, по словам жены российского предпринимателя Аллы Бут, многие из них готовы рассказать о деятельности Виктора Бута в Африке.

Таким образом, получается, что сегодня единственный свидетель работы Бута в Африке — его давний знакомый бизнесмен Эндрю Смулян, который выступил посредником-организатором встречи в Бангкоке. Почему следствие не ищет остальных партнеров Виктора Бута по перевозкам в Африку — остается большим вопросом. Хотя понятно, что именно в этих людях, а точнее — в их показаниях следствие должно быть максимально заинтересовано.

Нам удалось передать все эти вопросы непосредственно самому фигуранту всей этой истории — Виктору Буту, который в настоящее время находится в тюрьме. Он дал «Эксперту Online» эксклюзивное интервью, ответив на наши вопросы в письменной форме.

Что стало с вашей компанией? Сохранились ли за вами какие-либо концессии?

— Концессий у меня не было. Было участие в предприятии в ЦАР (Центральная Африканская Республика), где планировалось провести геологоразведку. В этом предприятии мое участие было через представление логистики (вертолет и снабжение). Но потом я быстро понял, что это все обречено на провал, так как остальные партнеры просто «болели лихорадкой», закатывали глаза и считали будущие прибыли. Я покинул данное предприятие быстро и с минимальными затратами. Насколько я знаю, партнеры окончательно разорились через полгода. Потом в ЦАР началась очередная серия переворотов. Далее уже за этим не следил.

На ваш взгляд, кому вы могли перейти дорогу? В чем истинная причина в том, что вы построили самую крупную логистическую компанию в Африке, или в том, что вас приняли за «агента влияния» России?

— Видимо, и то, и другое. Когда моя компания Centrafrican Airlines впервые за 30 лет стала выполнять внутренние регулярные полеты в ЦАР, связывающие Банги с Карпот, Берберати, Бурао, очевидно, это стало успешным — вместо того чтобы ехать две недели по проселочной дороге, можно было долететь за один час. Вся экономика оживилась. Все рейсы были полные, билеты продавались быстро, очереди стояли. ЦАР — большая страна, и при этом там всего 140 км дорог с твердым покрытием! Естественно, когда стали делать и международные пассажирские рейсы, например с Камеруном, появился спрос.

На мой взгляд, Африка похожа на большой вкусный пирог, который западные страны пытаются делить последние 130 лет. На куски континент был нарезан еще в конце XIX века. Представьте себе местное население: за прошедшее время — а это примерно пять поколений — французы и бельгийцы выучили их французскому, читать и даже верить в Христа. Но перейти сразу из примитивных племен в капиталистическое государство невозможно. Поэтому за последние 50 лет в Африке идет разрушение, в том числе и тех небольших основ инфраструктуры, которые успели построить колонизаторы в первой половине XX века.

Фактически сейчас в Африке нет ни одной страны, которую можно было бы привести как пример развития. Был Кот Д’Ивуар, но что там теперь, после десяти лет гражданской войны. Был Сенегал, но что теперь осталось в Дакаре...

Предупреждали ли вас о возможных неприятностях, еще когда вы вели бизнес в Африке? Кто?

— Предлагали «сотрудничать» и своевременно информировать о том, кто куда какие грузы отправляет и кто куда из местных руководителей летает. Это было еще в ЮАР. Я отказался «сливать клиентов». Предупреждали, что «будут неприятности». Потом не дали продлить визы и разрешение на работу в ЮАР инженерам, техникам, летчикам. Началась травля через ООН.

Кто из бывших партнеров, чьи грузы вы перевозили, готов сегодня давать за вас свидетельские показания? Кто против?

— Сейчас не об этом речь. Кроме упоминаний, что я «оружейный барон» (как фон для прокуратуры) речь идет о заговоре с целью убийства американцев, продажи ЗПРК. Поэтому кому сейчас выгодно спрашивать правительства Анголы, ЦАР, Руанды, Уганды и Буркина-Фасо, французских военных, которые были клиентами.

В своих интервью вы говорите, что у вас имеются данные об истинном заказчике гонений. Что это за данные? Предлагали ли вы через адвокатов на суде предоставить эту информацию? Какой был ответ?

— Это, по сути, вся история гонений против меня. Это сейчас обсуждается с адвокатами. Дело в том, что, так как Африка — последний не изъеденный международным капиталом континент, США после создания African Command объявило его сферой своих «стратегических интересов». Все действия, даже экономические, идут через этот Af.сom. Но почему? Попытка неоколониализма, повторного «мягкого захвата», противостояние Китаю?

Кого еще из перевозчиков на тот момент, когда вы работали, могли бы назвать своим основным конкурентом?

— Конкуренты были, но я старался быть первым, пионером. Тогда не нужно конкурировать — ты имеешь время. Потом уже сами конкуренты начнут копировать, придут в этот же район с такими же самолетами и услугами.

Против вас были выпущены две резолюции ООН. Сотрудничали ли вы когда-либо с ООН?

— Нет, с ООН никогда не сотрудничал. По собственному опыту (в 1992-м год проработал один месяц с тюменскими вертолетчиками как переводчик в Анголе по контракту с ООН) знаю, какая это гнилая контора и как там народ «делает длинные доллары», получает откаты. К сожалению, ООН — это кормушка для класса международных бюрократов, и все эти миссии в Африке — идеальный шанс для зарабатывания на чужом горе, чужой крови. Миссии ООН, ее сотрудники не заинтересованы в решении конфликтов. Чем дольше «война» — тем больше денег и оплаты. Когда платят по 300–500 долларов в день, и при этом «миротворцы» не торопились предотвращать геноцид в Руанде.

В контакте ли вы или ваши адвокаты с представителями тех африканских стран или политических партий, которые раньше были вашими клиентами?

— До ареста какие-то контакты были. После — нет информации.

Российский МИД всегда резко отрицательно высказывался по поводу ситуации с Бутом, в том числе и по поводу экстрадиции. Однако в последнее время ничего от российской стороны не слышно. Каких конкретных шагов вы ожидаете от России? Известно, что вы были знакомы с Игорем Сечиным, это было частное или деловое знакомство?

— Это миф про знакомство с Сечиным. Я с ним, к сожалению, не имею чести быть знакомым ни по личным делам, ни по бизнесу.

Какие потери может понести Россия в ситуации с Бутом?

— Вам виднее, какие потери или приобретения.

***

Источник - http://expert.ru/2011/07/15/nezadannyie-voprosyi-po-delu-viktora-buta/

Социальные сети