Мы помним тебя, Таджикистан

Автор: Большега Григорий Рубрики: Россия/СНГ Опубликовано: 17-08-2012

***

Все дальше уходят в историю годы драматического становления государственности республик бывшего Советского Союза, получивших неожиданно независимость, к которой не были готовы ни политики, ни народы этих новых государств. Глобальный разрыв политических, экономических и социальных связей буквально парализовал в тот период все сферы жизнедеятельности практически 250 млн. человек, оказавшихся в одночасье в абсолютно дискомфортной среде как внутри своей страны, так и за ее пределами. В такой обстановке в каждой республике шел лихорадочный поиск выхода из бесчисленного множества тупиковых ситуаций во внутренней и внешней политике. Лишь некоторым республикам по счастливому стечению обстоятельств или при экономической поддержке мировых держав удалось избежать крупномасштабной гражданской войны.

Угроза безопасности России в среднеазиатском регионе прошлого века была реальностью. Даже по истечении 20 лет в государствах Средней Азии на постсоветском пространстве продолжают вспыхивать мятежи с целью свержения власти, что небезопасно для нашего государства, связанного с ними договорами. Поэтому опыт проведения миротворческих операций Россией и странами СНГ для обеспечения безопасности в бывших советских республиках является интересным и перспективным для изучения и применения при разрешении возможных межнациональных конфликтов.

Для обеспечения своей безопасности Россия проводила три миротворческие операции: в Приднестровье, Южной Осетии и Абхазии.

Основным методом миротворчества были избраны политические и переговорные пути разрешения кризисов. И только в критических ситуациях Россия вынуждена была применять миротворческие силы.

События военных конфликтов последних лет внутри государств Ливии, Сирии, Палестины, Египта и других стран показали, что нежелание или промедление международных институтов под эгидой ООН принять решительные меры для стабилизации обстановки практически разрушили и продолжают разрушать эти государства, причиняя страдания их народам. Невольно напрашивается вывод, что работает так называемый механизм управляемых кризисов, не имеющий ничего общего с нашим миротворчеством.

Как участник и очевидец событий в Республике Таджикистан (РТ), раздираемой враждующими политическими и военными группировками, переросшими в гражданскую войну, могу свидетельствовать, что миротворческие силы для достижения стабильности в этой многострадальной республике приложили все усилия для выполнения своей миссии. Благодаря этому после 2000 года в республике сохраняется относительно стабильная обстановка, позволяющая действующей власти осуществлять демократические и экономические преобразования. Но путь к этому был тяжелым и кровопролитным.

Сегодня во многих публикациях наблюдается тенденция негативного сопоставления российской и международной практики миротворчества и зачастую делаются выводы о противоречии российских операций принципам их осуществления силами ООН. Иногда звучат даже упреки за прямое нарушение норм международного права. Суть таких негативных оценок вполне очевидна. Мало кого в настоящее время радуют успехи России и стран Содружества в деле сохранения своей безопасности.

Пример проведения миротворческой операции в Таджикистане показателен тем, что процедура долговременных согласований с ООН могла бы привести к необратимым последствиям в этой республике, граничащей с Афганистаном, откуда шли караваны с наркотиками и нелегально прибывали огромные массы боевиков. В это время уже разгорелся и наш внутренний конфликт в Чеченской Республике.

Если институты ООН не вмешиваются в конфликт, то его участники должны стараться найти мирное решение самостоятельно и только в случае осознанной тщетности своих попыток – передать дело на рассмотрение ООН.

Российская миротворческая активность сдержала развитие крупномасштабных вооруженных конфликтов на постсоветском пространстве и позволила во взаимодействии с другими международными институтами достичь относительной стабильности во взрывоопасных регионах Средней Азии, что стало одновременно и важным элементом национальной безопасности и внутренней стабильности в нашей стране.

1993 ГОД. НАЧАЛО

Миротворческая операция в Таджикистане началась на основании договоренностей глав государств СНГ в январе 1993 года. Вначале было принято политическое решение о поддержке просьбы правительства Таджикистана ввести в страну Коллективные миротворческие силы для обеспечения контроля за прекращением огня, выводом (роспуском) незаконных вооруженных формирований и сохранением режима безопасности в зоне конфликта, одновременно оказывая гуманитарную помощь. 24 сентября того же года были подписаны документы о формировании и функционировании Коллективных миротворческих сил (КМС) СНГ в Таджикистане. В задачи КМС входило также содействие нормализации обстановки на таджикско-афганской границе и создание условий для диалога между правительством и оппозицией.

Стремительно развивающиеся события летом 1993 года ускорили принятие решительных мер странами Содружества. Нестабильность положения как на границе с Афганистаном, так и на территории самой республики, расширение масштабов деятельности боевиков, наемников и поддерживающих их афганских моджахедов, особенно в Гармском районе и Тавильдаринской зоне, ставили под сомнение дальнейшее существование Таджикистана как суверенного государства.

Кульминационной точкой этого периода стала трагическая гибель 12-й заставы Московского погранотряда. Тогда, в ночь с 12 на 13 июля 1993 года, по заставе был нанесен удар отрядом исламской оппозиции, пришедшим с территории Афганистана. В результате неравного боя погибли 25 пограничников.

Тяжелые бои в республике продолжались вплоть до конца 1993 года. В результате большая часть вооруженных отрядов оппозиции вместе с десятками тысяч тех, кто их поддерживал, были вытеснены из страны на территорию соседнего Афганистана и в труднодоступные районы Припамирья.

По некоторым оценкам, в ходе активных боевых действий погибли около 60 тыс. человек, многие пропали без вести. 195 тыс. человек были вынуждены переселиться в страны СНГ, число внутренних переселенцев достигло около 1 млн. человек. Более 35 тыс. жилых помещений, значительная часть медицинских учреждений и школ были разграблены и разрушены. В результате внутреннего конфликта 1992–1993 годов сумма материальных потерь составила более 10 млрд. долл. За время войны экономика страны была основательно подорвана. Таджикистан в одночасье стал одним из беднейших государств мира.

Первоначально перед миротворческими силами была поставлена только одна задача – стабилизация обстановки и поддержание мира. Впоследствии задачи были расширены и конкретизированы.

В решении Совета глав государств от 15 апреля 1994 года «О дополнительных мерах по стабилизации обстановки на таджикско-афганском участке границы» задачи КМС были уточнены. Командующему Коллективными миротворческими силами по согласованию с командующим Группой Пограничных войск Российской Федерации (ГПВ РФ) в РТ было предписано спланировать мероприятия по эшелонированной поддержке последней на наиболее опасных направлениях. В кризисных ситуациях, вызванных действиями незаконных вооруженных формирований и переходом их через государственную границу РТ, предусматривалось ее усиление. Эта задача решалась силами ротных тактических групп (РТГ) 201-й мотострелковой дивизии под командованием генерал-майора Святослава Набздорова. Его подчиненные располагались вдоль таджикско-афганской границы и в любую минуту были готовы поддержать своей огневой мощью погранзаставы. Смена групп осуществлялась через полтора-два месяца.

В состав КМС СНГ вошли 201-я мотострелковая дивизия ВС РФ и подразделения (от отдельной роты до батальона) Казахстана, Киргизии и Узбекистана. Основная нагрузка по обеспечению жизнедеятельности КМС СНГ легла на Минобороны России. Мало того, даже в продлении мандата Коллективных миротворческих сил по непонятным для нас причинам зачастую происходили периодические задержки. Впоследствии, в 1997–1998 годах, киргизские и узбекские подразделения решением руководства этих стран были выведены с территории Таджикистана.

201-я мотострелковая дивизия, выполнявшая роль КМС в Таджикистане, стала именоваться «миротворческой». Ее функции сводились к охране Нурекской ГЭС, аэропорта в Душанбе, патрулированию в Душанбе, Кулябе и Курган-Тюбе, сопровождению колонн, а также охране сложных участков таджикско-афганской границы совместно с пограничниками, так как именно на пограничников пришелся основной удар исламской оппозиции.

Нередко вступая в боестолкновения с вооруженными группировками на таджикско-афганской границе, защищая военные и жизненно важные гражданские объекты от разрушения, теряя убитыми и ранеными солдат и офицеров во время вылазок и всевозможных провокаций террористов, миротворцы 201-й дивизии под руководством Объединенного командования КМС твердо следовали курсом невмешательства во внутренние дела Таджикистана, защищая конституционные права граждан в условиях чрезвычайного положения.

ВЗБУНТОВАВШАЯСЯ БРИГАДА

В одну из ночей декабря 1996 года командующий генерал-лейтенант Виктор Заварзин по тревоге собрал оперативную группу, назначил меня старшим и среди ночи направил на перехват взбунтовавшейся бригады, которой командовал бывший офицер Советской армии, участник афганской войны, кавалер ордена Красной Звезды, медалей «За личное мужество» и «За отвагу» полковник Махмуд Худойбердыев. Данные о целях выдвижения его бригады в направлении города Душанбе отсутствовали. Были предположения, что этот не призванный властями военачальник повторит свой рейд в столицу. В прошлые годы для устранения власти он уже это делал, взаимодействуя с деструктивными политическими силами и боевиками вооруженной оппозиции. В самом городе силами КМС от частей 201-й дивизии спешно принимались меры по усилению блокпостов на въездах в город, охране правительственных учреждений и объектов жизнеобеспечения. Войска готовились к боевым действиям.

Махмуду Худойбердыеву удалось достичь скрытности подготовки и времени начала марша, упредив ответные меры миротворцев. Наша разведка не сумела своевременно вскрыть приготовление бригады и вероятный характер ее действий. Бригада имела неплохую выучку. Глубокой ночью она реально могла войти в Душанбе. Высланная ей навстречу наша опергруппа со средствами связи, которые в горах то и дело теряли устойчивость, мало что могла сделать. Оставалось только одно – обнаружить колонну и попытаться остановить, вступив в переговоры с командиром для вывода его на связь с командующим КМС и с руководством республики. Мы обнаружили колонну в 25–30 км от столицы во второй половине ночи. Мятежники, к счастью, не стали давить танками наши машины, перекрывшие им основную дорогу. Но разговаривали с нами на языке угроз и к командиру бригады для переговоров не допустили. Спустя некоторое время колонна развернулась в сторону Турсун-Заде и ушла маршем в сторону границы с Узбекистаном.

Нашей опергруппе ничего не оставалось делать, как вклиниться в разрыв колонны и следовать в составе мятежной бригады до конечной цели ее боевого марша. То, что марш осуществлялся с целью ввода в бой, на рассвете подтвердилось окончательно. В пригороде Турсун-Заде начался настоящий бой, длившийся почти двое суток. Наши попытки связаться с мятежным командиром долгое время не давали результата. Удалось встретиться с ним лично только к полудню в его командно-штабной машине во время продолжающегося боя за город. Миротворцев в городе к тому времени еще не было, и боестолкновение происходило между войсками бригады и силами правопорядка. К машинам нашей опергруппы пробились тележурналисты и стали досаждать претензиями, почему мы находимся в мятежной бригаде, а не между воюющими сторонами – для прекращения огня. Вечером того же дня на центральном телевидении появился их репортаж. Он оставил досадный отпечаток у находившихся под пулями людей.

Во время переговоров с Махмудом Худойбердыевым лед отчуждения и неприязни начал постепенно таять. Нам удалось вывести его на связь с командующим КМС генерал-лейтенантом Заварзиным. В результате достигнутой договоренности мятежники разрешили приехать небольшой группе переговорщиков, назначенных президентом Эмомали Рахмоном. Беседа между ними состоялась в моем присутствии в той же КШМ комбрига. Мирного соглашения о прекращении огня достичь не удалось. Комбриг к президенту не поехал, как предлагали переговорщики, по вполне понятной причине. На Востоке люди умеют просчитывать и не такие шитые белыми нитками уловки.

Бой тем временем продолжался уже в городе. Были разгромлены административные учреждения, уничтожены дома руководства города, милиции, силовиков и многие другие. Позже выяснилась и так называемая идеология этих двухдневных боев. По мнению Махмуда Худойбердыева, жителей узбекской национальности, которых в этом районе было большинство, нещадно притесняли, к управлению в городе и близлежащих поселениях не допускали.

Благодаря усилиям начальника штаба 201-й дивизии КМС полковника Виктора Крюкова на второй день нашего пребывания среди боевиков по поручению командующего КМС мы вновь встретились с Махмудом Худойбердыевым. На правах «покорителя» комбриг занимал кабинет главы города, уцелевший чудом. Остальные кабинеты этого и других административных зданий были полностью разгромлены. В них по отделениям и повзводно на полу отдыхали гвардейцы личной охраны командира.

Воинствующий беспредел происходил и во всем городе. Танками и бронемашинами было разворочено все. Люди находились в каком-то хмельном угаре, контактировать с ними было бесполезно, а ожидать от них можно было чего угодно. Нам повезло, все обошлось без эксцессов. Охране Худойбердыева, которая нас сопровождала, они подчинялись с неохотой. Нас, русских, эти люди не воспринимали как миротворцев.

В захваченном Турсун-Заде мятежники провели переговоры с силовыми министрами Таджикистана. Их безопасность обеспечивала наша оперативная группа. Стороны договорились об урегулировании вооруженного конфликта с уступками по ряду требований комбрига и условием вывести из-под уголовной ответственности солдат Худойбердыева за бандитизм в отношении мирного населения.

Мне многое осталось непонятным. Например, кто был заказчиком погрома? Какие задачи стояли перед комбригом и его подчиненными? Удалось ли нам хоть в какой-то мере нарушить планы мятежников? Сколько людей с обеих сторон пострадало? Почему стратегический объект города и республики – алюминиевый комбинат – остался в полной неприкосновенности?

Тем не менее нас порадовали результаты переговоров. Хрупкий мир в этом районе был достигнут. Другим нашим товарищам повезло меньше. В высокогорье боевиками контролировались целые районы, боестолкновения там продолжались на протяжении нескольких лет.

Запомнился еще один печальный случай. Из пистолета в затылок среди белого дня убили хирурга военного госпиталя и старшую операционную сестру, не раз спасавших на операционном столе жизни наших миротворцев. Жестокость боевиков к миротворцам, в первую очередь российским, в те годы была частым явлением.

Навечно останется в памяти случай, когда погиб экипаж боевого вертолета практически в бытовых условиях. Офицеры приехали на рынок купить овощи и фрукты, а нашли там свою гибель. Взорвали легковую машину, в которую офицеры садились с покупками. Дело в том, что это были боевые летчики. Охота за ними велась непрерывно, ведь они выполняли боевые задачи по уничтожению бандформирований с воздуха. И хотя среди нас эта боевая работа широко не афишировалась, у бандитского подполья существовала своя разведка. Видимо, бандиты выследили и заминировали машину, причем в самом людном месте.

Нас также глубоко потрясла гибель увольняемых солдат, перевозимых из военного городка в вечернее время в районе Гипрозема. Из нежилого здания, стоящего вблизи дороги в Душанбе, боевиками из гранатометов был расстрелян автомобиль ЗИЛ-131, перевозивший людей. Родители молили бога о возвращении живыми своих сыновей, а получили «груз 200».

Не оставляли боевики в покое и наши объекты. В одну из грозовых ночей залпом примерно отделения гранатометов по траектории, как из минометов, был нанесен удар по стоянке наших Су-25 и боевых вертолетов Ми-24, базировавшихся на аэродроме Душанбе. В результате атаки были повреждены и выведены из строя один самолет Су-25 и несколько вертолетов Ми-24. Спустя полчаса по приказу командования я с группой офицеров был на месте происшествия, однако, кроме брошенных на землю или в арык гранатометов, развороченных ударной волной заборов и части ветхих строений местных жителей, мы ничего и никого не нашли. Местные жители, естественно, никого в свои дворы не пускали, ничего не слышали, никого не видели. Жить всем хотелось спокойно, не ввязываясь в разбирательства.

Порадовала зенитная батарея одного из мотострелковых полков, охранявшая аэродром. Она хоть и не смогла предотвратить этот удар, произведенный из дворов местных жителей, но своим мощным огнем «Шилок» навсегда отбила охоту у боевиков приближаться к аэродрому.

Частью моих служебных обязанностей являлось руководство военной администрацией и охраной, обеспечивающих прием наших воздушных бортов в аэропорту Душанбе и отправку их обратно в Россию. Много возникало конфликтов, связанных с бойкотом администрацией аэродромных служб, предвзятостью таможенных служб и части силовых структур Таджикистана, имеющих к этому отношение. Эти люди в своей работе, безусловно, видели свои интересы и имели свои ценности, а потому проблемы возникали абсолютно из нелогичных ситуаций. Так, борт находится в воздухе и уже на подлете, а администрация аэропорта его не принимает, причем немотивированно. Порой приходилось даже унижаться, добиваясь благополучного для нас исхода. Почему это все происходило, нам неведомо, но искать компромисс, чтобы воздушные суда не возвращались обратно, приходилось практически постоянно.

Поток грузов от продовольствия до боеприпасов и людей для миротворческих сил в то время шел немалый. Порой по 220 солдат-контрактников одновременно перевозили Ил-76. А через один или два рейса уже назад бежали домой в Россию по 150 и более человек из прибывшей партии. Не хочется грешить на военные комиссариаты, видимо, обещавшие «золотой финансовый дождь», но присылали они «туристов», а не бойцов, готовых решать миротворческие задачи.

Странами СНГ в Таджикистане проводилась большая внешнеполитическая работа по урегулированию кризиса. Люди были напряжены до предела, а у командования частей миротворцев периодически возникала непредвиденная «головная боль». Командиры вынуждены были отвлекаться от задач по руководству войсками, действующими в очагах напряженности, занимаясь «лжеконтрактниками». От них дополнительно требовали принимать меры по организации охраны и перегону колонн через перевалы для отправки несостоявшихся контрактников в Россию. На дорогах колонны ждали боевики, в перестрелках гибли люди.

Но самая большая тяжесть в армейской незачерствевшей душе с той поры осталась от отправки наших пожилых, больных и обездоленных соотечественников в Россию. Их умом, талантом и трудом совместно с таджиками в свое время была построена развивающаяся братская страна. С помощью России и других республик в слаборазвитой Таджикской ССР были созданы новые отрасли промышленности. В строй действующих предприятий вступили рудники редких и цветных металлов. Были построены Фархадская и Кайраккумская ГЭС, ГЭС «Дружба народов» на реке Сырдарья, Головная и Перепадная ГЭС на Вахше, вторая и третья очереди Душанбинской ТЭЦ. Сооружены Рогунская и Нурекская ГЭС, Таджикский алюминиевый комбинат. Тысячами нитей были связаны народы некогда братских республик.

К 1991 году в Таджикистане проживали 200 тыс. русских. После образования независимого государства Таджикистан наши обнищавшие соотечественники вынуждены были возвращаться на родину, где их никто не ждал. Свои трехкомнатные квартиры со всей мебелью и домашним скарбом они в лучшем случае продавали местным жителям за 200–300 долл. А часто просто бросали. Среди поклажи беженцев чаще всего видел узлы из солдатских плащ-палаток, в которые наскоро были собраны белье и солдатский сухой паек. Уезжая, наши соотечественники забирали с собой любимых кошечек и собачек, которых по своей доброте не могли оставить на произвол судьбы, чего не скажешь об участи самих беженцев. Без содрогания невозможно вспоминать обездоленных стариков в домах престарелых, брошенных на голодную смерть.

Эти строки не драматизируют обстановку. Правда жизни была гораздо тяжелее, и далеко не всегда все заканчивалось благополучно...

ВДАЛИ ОТ ПЯНДЖСКИХ БЕРЕГОВ

Благодаря усилиям миротворцев в следующие годы обстановка в Таджикистане стала спокойнее. В результате принятых мер по усилению границы ротными тактическими группами количество нарушений сократилось в три раза. Провалом закончилась крупномасштабная операция вооруженных формирований объединенной таджикской оппозиции против 12-й погранзаставы Московского погранотряда в августе 1994 года.

В 1994 году на таджикско-афганской границе было предотвращено 129 попыток ее прорыва вооруженными нарушителями, 64 раза пограничники вступали в боевые столкновения с ними, 149 раз подвергались обстрелам со стороны боевиков оппозиции. В этих случаях пограничники получали своевременную и эффективную поддержку со стороны миротворцев.

В начале 1995 года обстановка на таджикско-афганской границе вновь обострилась. В апреле боевики атаковали позиции Хорогского пограничного отряда. В ходе столкновений погибли 26 пограничников и военнослужащих миротворческих сил, более 40 человек были ранены. А всего за первые три месяца 1995 года на пограничников было совершено более 100 нападений.

В августе 1996 года я был первым заместителем начальника штаба Объединенной группировки КМС. В это время на таджикско-афганской границе сконцентрировалась группировка боевиков объединенной таджикской оппозиции численностью до 900 человек. В связи с резким усилением напряженности на границе командующий КМС генерал-лейтенант Заварзин принял решение об усилении эшелонированной поддержки пограничников. Впервые за три года обстановка потребовала выделения на границу дополнительных сил и средств.

Совет глав государств 8 октября 1997 года в своем решении «О продлении срока пребывания Коллективных миротворческих сил в Республике Таджикистан и их дополнительных задачах» возложил на КМС новые задачи: содействие Комитету национального примирения по выполнению протоколов о прекращении огня и наблюдение за разоружением (расформированием) отрядов объединенной таджикской оппозиции; содействие обеспечению безопасности персонала Миссии наблюдателей ООН в Таджикистане, ОБСЕ и других международных организаций в случае их обращения и по согласованию с Комитетом национального примирения.

В ходе миротворческой операции КМС был решен ряд ключевых задач: осуществление разделения конфликтующих сторон; обеспечение стабильности в регионе (патрулирование осуществлялось в Душанбе, Кулябе и Курган-Тюбе); создание условий для успешного проведения межтаджикского переговорного процесса; обеспечение в повседневном режиме эшелонированной поддержки погранзастав на Курган-Тюбинском и Кулябском направлениях. Мы содействовали пропуску, приему и сопровождению до 7000 беженцев с территории Афганистана через КПП Нижний Пяндж, Ишкашим и Хайратон (Республика Узбекистан), обеспечивали охрану и оборону важных объектов (Нурекская ГЭС, аэропорт Душанбе, нефтепроводы, склады с оружием и боеприпасами) – всего более 40 объектов, 16 из которых охранялись постоянно. Совместно с Группой Погранвойск РФ отражали многочисленные попытки вооруженных экстремистов прорваться через границу с территории Афганистана.

Миротворческая операция в Таджикистане длилась семь лет и была максимально последовательным воплощением России и странами СНГ принципа принуждения агрессора к миру. Была прекращена самая кровопролитная война на постсоветском пространстве. Коллективные миротворческие силы СНГ с честью выполнили свою задачу по установлению мира и национального согласия на таджикской земле.

Заслуги офицеров и солдат КМС были отмечены многими наградами. В начале 2012 года Дмитрий Медведев, будучи еще президентом РФ, своим указом приравнял миротворцев к участникам боевых действий. Однако наш бюрократический аппарат, в том числе и военный, совершенствуясь в извращениях, отказывает заслуженным людям в оформлении удостоверений ветерана под различными надуманными предлогами. Даже указы президента России о награждении орденами Мужества за выполнение задач, связанных с риском для жизни, не являются основанием для выдачи «корочки» участника боевых действий. О миротворцах, не имеющих орденов и других боевых наград, вообще речь не идет. Нам рекомендуют добиваться честно заслуженного через судебные инстанции. Все это выглядит по меньшей мере чудовищно. Многие бывшие миротворцы в раздумьях, надо ли позориться в судах в очередной раз, как это было с выбиванием своих командировочных средств? Не заслужили миротворцы такого к себе неуважения. Как говорил известный герой классического кинофильма: «За державу обидно».

За последние годы в мире число конфликтов увеличилось, изменилась сама природа конфликтов. Для пришедшего на смену холодной войне «жаркого мира» характерно распространение гражданских войн, которые угрожают международной безопасности и обрекают людей на массовые страдания. Операции по поддержанию мира, первоначально проводившиеся для разрешения межгосударственных конфликтов, все чаще стали применяться для урегулирования внутригосударственных конфликтов и прекращения гражданских войн. 

Миротворцам России часто поручается выполнение сложных по своему характеру функций, имеющих большое значение для поддержания мира и начала восстановления стран, опустошенных войной. В этом смысле опыт миротворческих операций РФ и стран СНГ является достойным примером для применения в зонах конфликта.


Источник - http://nvo.ng.ru/gpolit/2012-08-17/1_tajikistan.html

Социальные сети