Почему люди становятся исламскими экстремистами?

Рубрики: Эксклюзив, Ближний Восток, Судьба, Афганистан Опубликовано: 30-11-2015

Харун Улла, профессор международных отношений Университета Джорджтауна и советник Госдепартамента США, развенчивает мифы о том, почему и кто идет в экстремисты. 

В общих чертах, его теория перекликается с исследованиями Марка Сейджмана, изложенными в книге "Сетевые структуры терроризма" еще в начале "нулевых" годов.

Сейджман, бывший сотрудник ЦРУ и специалист по психологии современного террора, тогда, выйдя из общепринятого тренда, шокировал всю и либеральную и консервативную общественность Запада, не угодив ни одному лагерю, написав, что террористы - это не просто тупое пушечное мясо. Это была очень неудобная версия и она более чем неудобна для широких масс и сегодня.

По данным его исследования, терроризм — это прежде всего интеллигенция. Большинство террористов, чьи досье оказывались в распоряжении Марка Сейджмана, были хорошо образованными людьми, почти половина (44%) получили ученую степень бакалавра и выше. Среди установленных членов «гамбургской ячейки», к примеру, Кутб был журналистом, Фарадж — инженером, Аз-Завахири — врачом-терапевтом, Мустафа Камель — инженером-строителем.

Среди прочих террористов из имеющейся у эксперта выборки большинство составляют выпускники технических факультетов, прежде всего инженерных или компьютерных. Гуманитарии и специалисты в области общественных наук среди современных террористов встречаются реже.

Чуть меньшее число моджахедов были заняты в сферах, требующих среднего уровня подготовки (полиция, военные, механики, чиновники, мелкий бизнес, студенты и пр.). И лишь на последнем месте стоят моджахеды, занимавшиеся до прихода в террор неквалифицированным трудом.

Терроризм — это в основном средний класс. Распространенное заблуждение — будто терроризм подпитывается бедностью. Выборка Сейджмана демонстрирует, что 18% террористов (в основном это ближневосточные арабы) относятся к высшему классу, более половины — к вполне устроенному среднему классу и лишь оставшийся небольшой процент — к низшему классу.

Терроризм — это хорошее светское образование. В центральном аппарате «Аль-Каиды» около 20% имеют степень доктора наук, а остальные как минимум окончили вуз или колледж. «Среднюю температуру по больнице» определяют начальное высшее образование (бакалавриат) и колледжи. Доктор Сейджман на корню разбивает устойчивое заблуждение о том, что террористы — это сообщество невежественных, малограмотных людей, не ведающих о том, что происходит в мире.

Более того, эксперт утверждает, что данная группа состоит из подлинных «граждан мира», знакомых со многими странами Запада и Ближнего Востока, способных при этом одинаково хорошо говорить на нескольких языках.

Терроризм — это зрелые, сознательные люди. Средний возраст присоединения к джихаду составляет сегодня от 25 до 30 лет. Подавляющее большинство террористов имеют семьи и нескольких детей.

Терроризм — это здоровая психика. Марк Сейджман утверждает, что никаких патологических изменений психики у исследуемых террористов не выявлено. Моджахеды с медицинской точки зрения не являются фанатиками. Их поведение, в том числе суицидальное, является не душевным расстройством, а принципом, определяющим и направляющим их в жизни.

Главными «драйверами» террористической активности доктор Сейджман считает «острое ощущение отсутствия духовности в условиях утилитарной культуры», личное чувство обиды и унижения, жажду дела, которое дало бы разрядку молодой энергии, социальную общность с единомышленниками, душевный комфорт и ощущение причастности к миссии, ради которой стоит пожертвовать жизнью.

Сейджман писал это всё ещё до возникновения Халифата и до массового потока интернационалистов-джихадистов, которых всех трудно назвать образованными светочами, в Ирак и Сирию.

Ситуация изменилась за 10 лет, от точечных терактов все перешло в стадию горячей войны десятков тысяч людей на огромных территориях, но какая-то доля истины в текущих теориях Харуна Уллы и старых теориях Марка Сейджмана просматривается в мотивации террористов и по сегодняшний день.

Впрочем, в 2014 году немецкий корреспондент Юрген Тоденхофер, первый из западных журналистов проникший на территорию, на которой радикальная группировка "Исламское государство" (ИГ) провозгласила Халифат, рассказал о том, что сам видел в Ракке и Мосуле. 

Тоденхофер сообщил в ходе интервью CNN: "Когда мы остановились в их рекрутском центре, туда каждый день приходило по 50 человек, – говорит он. – И их глаза горели просто невероятным огнем. Будто каждый из них вступал на райскую землю, словно они боролись за правое дело. Это не дураки. Один из тех, кого я встретил, только что закончил юридический, его звали на работу, но он от всего отказался и решил отправиться на войну".

Об образовании говорил и взятый в плен связист Халифата: "Вы должны понимать, что ИГ изображают бандитской организацией, и очевидно, что они этим занимаются, но политическое руководство ИГ обращает невероятное внимание на образование и на образованных новобранцев. В конце концов, хорошие моральные настроения основываются на том, как используется ум и образование... после прибытия в лагерь меня спросили о моей специальности и профессиональной квалификации. У меня техническая профессия, у меня есть квалификация, поэтому меня приписали к технике и я тренировался с легким стрелковым оружием. Это потому, что моей главной задачей было обучение работе со средствами связи, перехвату телефонных разговоров врага, перехвату разговоров по рации, а также захвату цифровых гаджетов и архивов во время атак".

Сегодня собрать статистику, как это сделал в свое время Марк Сейджман, по уровню образования верхушки Халифата вряд ли возможно. Но когда-нибудь такая информация удивит многих.

Пока же Харун Улла в своем выступлении делает акцент на внутренних экстремистах, которые пока еще не рванули воевать в Халифат.

Социальные сети
Друзья