Джихад для немецкого кайзера

Рубрики: Переводы, Ближний Восток, Судьба Опубликовано: 11-12-2013

Bestand:	Bild 183 - Allgemeiner Deutscher Nachrichtendienst - Zentralbild
Signatur:	Bild 183-2009-0113-500
Archivtitel:	Porträt Dr. Max Freiherr von Oppenheim, Orientforscher
Datierung:	1930
Fotograf:	o.Ang.
Quelle:	Bundesarchiv
Personen:	Oppenheim,

Он не был дипломатом в привычном смысле этого слова. Макс фон Оппенгейм одевался как бедуин и даже имел свой собственный гарем. С началом Первой мировой войны он, как знаток Востока, получил чрезвычайно актуальное задание. Он должен был воодушевить арабов на Священную войну - джихад против британских колониалистов. 

Он одевался в бедуинские одежды, свободно говорил по-арабски и совершал паломничества от мечети к мечети. Летом 1915 он стал источником беспокойства на Ближнем Востоке и на Аравийском полуострове. Он пропагандировал джихад против неверных  колониалистов в Африке и Азии - в первую очередь, против британцев. Он проехал по Сирии, Палестине, путешествовал по Синайскому полуострову и по северо-западу Аравийского полуострова, не пропуская ни одного клочка земли. 

Исламист с первого момента его зарождения, то есть ранний фундаменталист? Ничего подобного: он был католиком с еврейскими корнями, а действовал по заданию германского кайзера. Тайной миссией барона Макса фон Оппенгейма было организовать мусульманское антиколониальное движение от Египта и до Индии. Пожар религиозной войны, по расчётам кайзера, мог бы связать большое число сил Британской Империи на Востоке, снизив, таким образом, напряжение "окопной войны" во Фландрии и на севере Франции. 

Сын банкира, Оппенгейм - дипломат, археолог и первооткрыватель руин Тель-Халафа в Сирии и сегодня известен, как глубокий знаток Востока. Однако мало кто знает, что в период Первой мировой войны он был и закулисным руководителем джихада.  И это, несмотря на то, что идея разжигания религиозной войны преследовала его всю жизнь. Задолго до Первой мировой войны, он настойчиво пытался обратить внимание на политическую взрывную силу ислама и, будучи уже 80-летним стариком, советовал гитлеровским ближневосточным экспертам, использовать джихад, как чудо-оружие против Британии. 

Шпион кайзера


Немногие из европейцев знали традиции арабского мира так же хорошо, как Оппенгейм. С 1896 по 1910 он был имперским "наблюдателем за исламским миром" в Каире. Там он начал жить не обычной жизнью в колониальном стиле западных иностранцев, а как араб. Он поселился в арабском квартале, а не в каирском дипломатическом районе, выучил арабский язык и даже завёл собственный гарем. Став знатоком Востока, он завязал тесные дружеские связи с местными племенными шейхами и с учёными - неоднократно вызывая своим жизненным укладом неудовольство европейцев. 

Именно благодаря тесным связям с местными он обратил внимание на концепции Священной воны. Идея, задействовать этот рычаг против могущества Британской империи, до такой степени увлекла его, что он снова и снова стал писать об этом в своих отчётах, пытаясь донести её до кайзера.

И хотя мысль, воспользоваться религиозным фанатизмом мусульман, новой не была, но никто до сих пор не формулировал её с такой энергией, как Оппенгейм. Судьбоносным должно был стал 1910 год. Британцы, фактически считавшиеся с 1882 владыками Египта, наблюдали все эти годы за его действиями с возрастающим подозрением. Наконец, они пришли к выводу, что Оппенгейм является кайзеровским шпионом, и потребовали его освобождения от должности. Берлин смирился и так долго оказывал давление на строптивого Оппенгейма, пока тот добровольно не покинул Каир - официально для того, чтобы посвятить себя раскопкам сирийского Тель-Халафа. Однако  Лондону дали ясно понять: братание Оппенгейма с арабами не является политикой Берлина. 

Пока не является. Поскольку, когда летом 1914 года Европа, по всем признакам, всё ближе подходила к войне, имперскому правительству вдруг все средства стали хороши, лишь бы чинить препятствия британцам. Ничего не страшило Берлин более, чем вступление в войну Великобритании. 

Тайное оружие - джихад

Важный камень в основание стратегии джихада был как раз заложен: германский союз с Османской империей. Он предусматривал, что Рейх встанет на сторону турков в случае нападения на них русских. В ответ правительство в Константинополе (сегодняшнем Стамбуле) гарантировало, что султан-халиф Мемед V - духовный лидер мусульман - объявит священную войну против Великобритании. 

Так, внезапно, пробил час для Оппенгейма. За ночь он из отставного советника посольства превратился в главного восточного стратега германского кайзера. Вскоре после начала войны, в октябре 1914 года, в одном из стратегических планов "касательно переворота в исламских регионах наших врагов", он обосновал, как именно нужно развязывать Священную войну. Там речь идёт о мелких путчах и покушениях, о акциях саботажа на Суэцком канале и на нефтяных полях Баку, а также об обширной пропаганде. 

Ожидание эффекта домино

Ещё раньше, в конце лета 1914 года, в Палестину, в Иран и Афганистан, выехали немецкие миссии для того, чтобы в колониальном тылу британцев заключать союзы и создавать очаги беспорядков. В начале ноября 1914 наконец начал свою работу "Разведывательный центр Востока", руководимый Оппенгеймом. Здесь планировались покушения и террористические акты, формулировались и издавались пропагандистские листовки и газеты, чьё содержание часто составляли лишь картинки, понятные и неграмотным. 

План казался совершенным со всех сторон. 14 ноября 1914 года султан-халиф Мемед V действительно объявил Священную войну и по заданию германцев было совершено несколько мелких покушений и нападений со взрывами. Однако того взрыва, который должен был потрясти и поджечь Британскую империю, так и не последовало. Мусульмане не захотели вести джихад на стороне "неверных" немцев.  

Разочарованный Оппенгейм решил на месте взять дело в свои руки и самому непосредственно поднимать арабских племенных шейхов. В первую очередь это касалось привлечения на свою сторону Шарифа Хуссейна, хранителя святилищ Мекки и Медины и властителя Хиджаза, сегодня расположенного в Саудовской Аравии (Историческое место возникновения ислама — здесь находятся священные города мусульман Мекка и Медина. Административный центр — Джидда. В 1916—1925 годах — независимое государство, возникшее в результате восстания арабских племён против Османской империи. Первым королем Хиджаза был Хусейн бен Али (1916—1924), вторым — его сын Али ибн Хусейн (1924—1925). Прим. перев.) Хуссейн был одним из самых влиятельных людей на Аравийском полуострове, и если бы он последовал призывам  султана-халифа к джихаду, это, по расчётам Оппенгейма, вызвало бы "эффект домино"

Двойная игра Хуссейна

И вот весной 1915 года Оппенгейм отправился в Стамбул, чтобы посвятить в свои планы сына Шарифа Хуссейна Фейсала. Последний охотно принял подарки от Оппенгейма: автомобиль и кучу денег. Но твёрдого согласия не дал. То, что Оппенгейм вероятно подозревал, но не знал наверняка - Шариф Хуссейн вёл переговоры и с британцами, которые следовали точно такой же стратегии, что и немцы. Чтобы ослабить немецко-турецкий союз, они в свою очередь собирались поднять восстание арабов против османов, под чьим игом арабы страдали много дольше, чем под британским. 

Британским противником Оппенгейма был небезызвестный Томас Эдвард Лоуренс, прославившийся под имененм Лоуренса Аравийского. С декабря 1914 года Лоуренс работал в британской секретной разведке в Каире над тем, чтобы перечеркнуть хитрые планы Оппенгейма. 

Британцы пообщали Хуссейн не только будущую независимость, но и титул "Короля Аравии". Одновременно они гарантировали ему военную поддержку в борьбе против турецкой армии. Заманчивое предложение. 

Однако и Оппенгейм не отступал. С багажом, полным пропагандистских материалов и с деньгами, он летом 1915 выехал из Дамаска на Аравийский полуостров, чтобы лично подстрекать людей к восстанию. Но и британцы настойчиво работали над тем, чтобы воплотить в жизнь свои планы. И наконец, арабскому отделу англичан в Каире удалось перетянуть к себе Фейсала. 24 октября 1915 года, Генри Мак Махон - британский верховный коммисар в Каире, в письме к Шарифу Хуссейну гарантировал, что Лондон поддержит арабские стремления к независимости. Якобы для этих целей британское правительство  выделит ему сумму в размере 11-ти миллионов фунтов (сегодня это было бы 600 миллионов евро).

Рождение легенды

Ставки были сделаны, решение принято: вместо Священной войны против Великобритании, Хуссейн летом 1916 года призвал на освободительную борьбу против турок. * Поскольку его бедуинская армия была плохо организована для того, чтобы вести последовательную войну против турецко-немецких войск, британцы отправили к нему на помощь военного советника, который должен был координировать восстание. Это был Томас Эдвард Лоуренс, тот человек, который всё это и затеял. 

Британцы разработали свою стратегию партизанской войны, в которой бедуины постепенно выматывали турецко-немецкие войска, и вскоре Лоуренс стал признанным героем арабского освободительного движения. В качестве благодарности принц Фейсал преподнёс в декабре 1916 года лондонскому посланнику оружие, которое сам полутора годами ранее получил в подарок от Оппенгейма. 

Так родилась легенда о Лоуренсе Аравийском. Оппенгейм, напротив, казался почти забытым. 1 октября 1918 пал Дамаск, стратегически важная столица Сирии.** Он перешёл в руки восставших. Начались переговры о перемирии. Арабское восстание победило - до поры до времени. О том, что британцы не сдержат слова и мечты о независимой Великой Аравии будут разбиты, в этот момент ещё никто не догадывался. 

И хотя Оппенгейм со своим планом потерпел такую грандиозную катастрофу, он и далее продолжал верить в то, что можно "джихадировать" Ближний Восток. В июле 1940, три четверти года спустя после начала Второй Мировой войны, Оппенгейм, которому уже исполнилось 80 лет, снова выступил в министерстве иностранных дел. И снова он предложил идею арабского восстания для связывания сил противника. И нацисты приняли его план, и тоже провалились, как и ранее кайзер. Оппенгейм,  в глазах нацистов "полу-еврей", тем неменее пережил войну в целости и сохранности и умер в возрасте 86-ти лет в Ландсхуте (Бавария) от воспаления лёгких.

***

Примечания переводчика


* 8 июня 1916 года шериф Хусейн поднял восстание. У него было 50 тысяч человек, однако лишь 10 тысяч ружей. При поддержке флота Антанты, установившего контроль над Красным морем, 10 июня арабы атаковали порт Джидда, и 16 июня османский гарнизон капитулировал. К концу сентября арабы взяли ряд прибрежных городов, однако прямая атака на Медину в октябре 1916 года была отбита турецкими войсками.

Британское правительство отправило к арабам капитана Лоуренса, который обеспечил им поддержку Королевского флота при обороне Янбу в декабре. Лоуренс сумел убедить арабских лидеров не атаковать Медину, а нарушить вместо этого работу Хиджазской железной дороги, что отвлекло на себя значительные турецкие силы.

3 января 1917 года Фейсал ибн Хусейн с 5100 всадниками на верблюдах, 5300 пехотинцами, 4 горными пушками, 10 пулемётами и 380 вьючными верблюдами отправился на север вдоль Красного моря к городу аль-Вадж. В то время как турецкий гарнизон приготовился к обороне от атаки с юга, десант из 400 арабов и 200 английских моряков 23 января 1917 года атаковал город с севера. Через 36 часов гарнизон сдался, и турки предпочли отойти от Мекки на более выгодные для обороны позиции у Медины, разместив гарнизоны вдоль Хиджазской железной дороги. Силы арабов возросли до 70 тысяч человек, у них на вооружении стало уже 28 тысяч ружей.

В 1917 года на сторону восставших перешёл Ауда ибу Тайи, и 9 мая Лоуренс повёл его силы на штурм последнего османского порта на Красном море — Акаба. 6 июля, после ожесточенного сражения, город был взят. Тем самым была устранена угроза правому флангу английских сил, наступавших из Египта в Палестину. После этого арабы совершали рейды на турецкие позиции и коммуникации, поддерживая наступление генерала Алленби.

Занятие Акабы позволило наладить снабжение арабов со складов Антанты, в арабских войсках появились технические специалисты, в интересах арабов действовала английская авиация; в свою очередь арабы тактикой мелких нападений заставляли держаться рассредоточенными на большой площади большое количество турецких сил, доставляли войскам генерала Алленби разведывательную информацию.

В сентябре 1918 года Алленби отвёл арабским партизанам важную роль при планировании сражения при Мегиддо. Когда силы Антанты атаковали турецко-германские позиции с фронта, арабы внезапным ударом в тылу перерезали все три железные дороги, лишив турок возможности получить подкрепления или отступить.

30 сентября 1918 года арабские всадники на верблюдах подошли к Дамаску, и обнаружили, что арабские националисты из числа жителей города уже подняли флаги арабского восстания. На следующий день в город вступила Австралийская лёгкая кавалерия.

***

Оригинал статьи - http://einestages.spiegel.de

Источник - http://p-w-w.ru

Социальные сети