Засада у Черноречья

Автор: Сергеев Дмитрий Рубрики: Кавказ Опубликовано: 07-07-2011

Осенью 1995 года Чечня условно находилась под контролем федеральных сил. Условно, потому что хоть войска и были рассредоточены по всей ее территории, но реальное количество нападений на воинские подразделения только увеличивалось. Многие населенные пункты находились под скрытым или открытым управлением сепаратистов. Части и подразделения несли потери от подрывов, обстрелов, нападений из засад, но эффективного противодействия партизанской тактике боевиков оказать не могли.

Боевики неожиданно появлялись, проводили свои бандитские акции по не успевающим отреагировать на них военнослужащим и безнаказанно растворялись в безликой толпе мирного населения. В этой обстановке 173-й отряд СпН получил боевое распоряжение на проведение поисково-засадных действий. Причем территорией их проведения значилась вся Чечня. Командир отряда подполковник Мокров вызвал всех командиров рот на совещание и довел распоряжение, после чего выслушал наши предложения. Мы уже знали примерный алгоритм работы в таких случаях. Он был прост: днем изучаются вероятные маршруты движения боевиков, ночью выставляются засады.

Командир отряда никогда не ограничивал полет нашей фантазии, если он не выходил за грань оправданного риска. Поэтому все предложения были рассмотрены и, как водится в армии, инициаторы стали исполнителями. Моей роте выпало работать в окрестностях Грозного.

С одной стороны, город как магнит притягивал боевиков. С другой, плотность мирного населения, насыщенность различными силовыми структурами здесь намного выше, чем где-либо. Все это создает сложности в распознавании боевиков, и ошибка в объекте засады будет стоить дорого.

Пришлось начинать с изучения плана Грозного. Достаточно подробный план и карта Чечни у нас были, но вот с обозначением места нахождения всех федеральных частей была проблема. Если пункты дислокации подразделений Министерства обороны мы знали, то подразделения МВД своих мест базирования, блокпостов и секретов не сообщали. Пришлось потратить неделю на езду по городу и нанесение тактической обстановки на карту. Зато теперь мы хорошо ориентировались в Грозном и подъездах к нему. Оставалось проанализировать расположение частей и определить въезды в город, не контролируемые федеральными силами. Таких оказалось восемь. Еще три дня ушло на то, чтобы днем проехать по ним. Три из восьми пришлось отбросить по причине отсутствия возможности проезда, оставшиеся пять вполне подходили для засады.

Новая тактика

Для действий в новых условиях нужна была новая подготовка. Боевики имели пособников в рядах чеченской милиции, которые оказывали им всяческую помощь и поддержку. Иногда доходило до открытого вооруженного противостояния. В этом случае было необходимо быстро отработать из засады, тут же собрать трофеи: оружие, документы и уйти. Афганская практика ждать до утра, а с рассветом осуществлять досмотр результатов ночных действий, подтянув авиацию и броню, в нашем случае не подходила. Поэтому алгоритм работы был следующим: ставили несколько мин направленного действия МОН-50, МОН-100 или МОН-200, а в месте предполагаемой остановки объекта засады мины ОЗМ-72.

Объектом засады мог являться одиночный легковой или грузовой автомобиль. Мины приводись в действие электрическим способом. После подрыва проводился обстрел из бесшумного оружия, блокирование и контроль действий противника с незамедлительным последующим досмотром. Поражение всеми видами оружия планировалось только в случае неэффективности бесшумного огня. В такой последовательности противник или правоохранители, которые прибудут на место происшествия, потратят определенное время, прежде чем определят, что это была именно засада, а не подрыв на мине. Этого вполне достаточно, чтобы проводившая засаду группа отошла на безопасное расстояние.

В подготовке к засадам акцент сместился в сторону наработки навыков быстрой постановки и маскировки мин. Были сделаны специальные маскировочные заготовки из проволочных каркасов, обтянутых маскировочной сетью, к которым легко крепилась любая растительность. Бойцов тренировали в быстрой постановке мин коллективными действиями. Это когда один готовит место, другой мину, третий разматывает и маскирует линию, другие обеспечивают им безопасность. Делать это надо было максимально быстро и скрытно. Тренировались днем, затем ночью без осветительных приборов. Когда бойцы могли за минуту развернуть минную засаду, и при этом случайно проходящий по обочине человек визуально не мог ее обнаружить, приступили к практической отработке засадных действий. Между расположением отряда и дорогой на Аргун находился большой карьер. Туда БТРом притащили остов разбитой легковушки, который изображал машину противника, и на нем отрабатывали практическое действие мин и огня стрелкового оружия.

Выглядело это следующим образом: группа занимала условные боевые позиции, в остове машины размещали бумажные мишени. Затем группа минирования ставила мины, остальные занимались охраной их действий. Иногда давались вводные о неожиданном появлении людей, противника и автомобилей. Минеры при этом должны были замаскироваться.

Командир по радиостанции подавал команду на подрыв мин и ведение огня бесшумным оружием. После прекращения огня выдвигались подгруппы блокирования и обеспечения действий тех, кто проводил досмотр. Отрабатывался и огонь всеми средствами с последующим отходом. Все было максимально реально. Мины подрывались настоящие, благо в них недостатка не было. Стрельба также велась боевыми патронами. Иногда ставили мишени в мертвых зонах, они изображали спрятавшихся там боевиков, по ним вели огонь подгруппы блокирования и досмотровая подгруппа. Результат минного и огневого воздействия проверялся по количеству дырок в мишенях и остове легковушки.

К сожалению, после нескольких тренировок остов стал как решето, и пришлось ограничиться только сменными мишенями. Теперь все бойцы хорошо владели постановкой мин, определяли направление полета осколков, имели «чувство взрыва» (понятие его силы, безопасного удаления и надежного укрытия). Оставалось реализовать результаты тренировок на практике.

Засада у ЧерноречьяЗасада экспромтом

Каждую ночь группы отряда уходили на засаду. На второй день успеха добилась первая рота. Ее бойцы подстрелили пару «духов» в предгорье. К концу недели отличилась третья рота, уничтожив «Газель» с боеприпасами в районе Аргуна. У нас результата не было. То ли засекали наши засады, то ли боевики не ездили в Грозный по ночам. Люди устали от недосыпания и холода. Им необходим был отдых. Почти все возможные маршруты движения боевиков были отработаны. Оставался один, который мы не считали перспективным. Скорее для очистки совести, чем в надежде на результат я решил в субботу выехать с контрактниками на засаду, чтобы отработать и его.

Это было на окраине Черноречья. Район считался неблагополучным. Ехать туда надо было через весь город, что не могло остаться незамеченным, вдобавок место засады находилось всего в двухстах метрах от блокпоста МВД, бойцов которого никто не оповещал, что мы будем работать рядом с ними.

В это время темнело рано, шел моросящий дождь, превративший разбитые войной дороги города в грязное месиво. Выехали мы на двух БТР-80, часов в 6 вечера. Город был полон машин и спешивших домой людей. До Черноречья мы добрались в плотном потоке машин, перед блокпостом ушли вправо, а затем на улочку, идущую параллельно центральной дороге и заканчивающуюся проселочным маршрутом. Там, где заканчивалась улица и начиналась проселочная дорога, мы съехали с насыпи в лесопосадку, решив переждать пару часов. Это была окраина, но здесь также ходили пешеходы и проезжали редкие машины. Расставив БТРы так, чтобы можно было быстро выехать на дорогу и при этом их не было видно, мы заглушили моторы. Выставив наблюдателей у проезжей части и охранение, стали ждать в полной тишине. Примерно через полчаса все движение прекратилось. Я решил для верности подождать еще полчаса и только после этого пешком выдвинуться к месту засады и начать установку мин.

Место для засады было не очень удачным. Дорога метров через 100 делала крутой поворот, сама она шла по насыпи, а места вокруг были заболоченными. Мы находились в грязи, неприятно хлюпавшей под ботинками. Чуть дальше протекал ручей. Группа была ниже дороги, имела неудобные позиции и места для маскировки. В случае ответного огня отход затруднял ручей.

Вдруг от наблюдателя поступил доклад о приближающемся «уазике», который двигался с выключенными фарами. Вскоре он остановился, и вышедшие из него люди стали что-то выгружать.

Спустя некоторое время «уазик» снова двинулся вперед. Мы затаились. Наступила тишина, которую нарушил приближающийся звук мотора. «Уазик» медленно проехал мимо нас, несколько раз из него светили фонариком по краям обочины. К счастью, не в нашу сторону. Через минуту он с включенными фарами быстро проехал в обратном направлении.

Наблюдатели снова были на месте. Последовал доклад: люди из «уазика» грузили оружие!

Времени на организацию засады нет, поэтому решили рискнуть. Наблюдатели получили приказ при приближении машины заблокировать дорогу, задержать всех, кто находился в автомобиле, а при сопротивлении уничтожить.

Детализировать задачу времени не было, все бросились к дороге.

Едва мы успели добежать до обочины, как свет фар «уазика» резанул по глазам.

Подгруппа «Пепси» выскочила на дорогу, и контрактники Сыч, Идаитов и Яровой направили стволы на машину. Идаитов приказал жестом остановиться.

Машина сначала прибавила газу, но бойцы вскинули оружие и недвусмысленно направили его прямо в лобовое стекло. Тогда «уазик» принял в сторону и резко затормозил как раз напротив подгруппы «Спрайт».

Из правой боковой двери выскочил боевик с автоматом и попытался открыть огонь. Одновременно прозвучали хлопки АКМС с ПБСом. Это стреляли Сыч с Идаитовым. Боевик тут же завалился на обочину. В эту же секунду из левой задней двери выпрыгнул еще один бандит, но он не успел ничего сделать, сраженный точным выстрелом в голову. К сожалению, один из бандитов все-таки ушел, выскочив из правой задней двери. Он бросился с насыпи и скрылся в темноте. Вслед ему открыли огонь, но он быстро исчез в мертвой зоне за насыпью. В это время братья Веточкины с Иняткиным вытаскивали водителя. Его быстро связали скотчем.

Боевика потащили к БТРу, кроме этого было решено в качестве трофея забрать с собой и «уазик».

Я волновался, что скрывшийся в темноте боевик откроет по нам огонь, и хотел как можно скорее покинуть место засады. Но БТРы, как назло, вязли в грязи и не хотели выезжать на насыпь. Это удалось сделать только с третьей или четвертой попытки. Не буду описывать те неприятные минуты, показавшиеся вечностью. Моторы БТРов будили всю округу и могли заинтересовать как боевиков, так и милиционеров с блокпоста. К счастью, нам опять повезло, и, взяв с собой трофейный «уазик», мы покинули место засады. Через полчаса езды по ночному Грозному, где, пожалуй, только мы одни и передвигались в это время суток, группа благополучно добралась до Ханкалы.

Итоги засады

Результатом нашей засады стали трофейный «уазик», два АКМа и автомат «Борз», ящик НУРСов и устройство кустарного производства для стрельбы ими, два уничтоженных боевика и один захваченный. Один бандит скрылся.

Захваченного нами «духа» у нас тут же забрали в штаб группировки, где долго и с интересом расспрашивали. Не знаю, правда, обладал он или нет действительно ценной информацией. По крайней мере, нам отрабатывать полученную от него информацию не пришлось. Адресную работу (когда боевиков задерживают в домах) армейский спецназ не вел, да и не помню, чтобы в первую чеченскую вообще кто-то этим занимался.

Разведотдел признал наши действия удачными, а тактику поисково-засадных действий эффективной. Мы же научились работать в новых для себя условиях.

***

Источник -  http://www.bratishka.ru

Социальные сети